Турбины Siemens: мир сошел с ума или международные СМИ умерли?

20 августа стало известно, что Арбитражный суд Москвы отказал Siemens в аресте турбин и запрете их монтажа, о которых компания просила в качестве обеспечительных мер… При этом, суд принял в производство иск Siemens к структурам «Ростеха» по поводу поставки турбин для электростанций в Крыму, назначив предварительные слушания на 18 сентября… Лично мне, знающей о ситуации в Крыму не понаслышке, странно видеть эти новости на страницах российских и международных СМИ.

 

Мысль о том, что Крыму необходимо самостоятельно обеспечивать себя электроэнергией витала еще в середине прошлого века. Соответствующие проекты пытались реализовать неоднократно при Советском Союзе. Однако, в силу разных, как правило, очень веских причин, ни один из них так и не был доведен до конца. Самым близким к реализации оказался проект строительства атомной электростанции близ города Щёлкино, которая должна была залить электроэнергией полуостров и создать задел для последующего развития промышленности региона — металлургической, машиностроительной, химической. Первые изыскания были проведены в конце 60-х годов прошлого века, однако в 1989 году строительство было полностью прекращено. На тот момент Крымская АЭС характеризовалась как объект высокой степени готовности: готовность первого энергоблока составляла 80% (по некоторым данным - 85%), второго — 18 %. Имеются свидетельства, что в начале 1990-х годов проводились изыскания, целью которых было «подогнать» дополнительное геологическое обоснование под закрытие Крымской АЭС… Электростанция была занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самый дорогой в мире атомный реактор, что, к сожалению не послужило во благо ее создателей. Распад СССР и переход Крыма в состав Украины ознаменовался полным ее разграбления. Объект пользовался популярностью среди охотников за цветным и чёрным металлоломом, которые за два десятилетия полностью растащили по частичкам то, что должно было работать во благо жителей и гостей полуострова.

Дальнейшие события неоднократно подтверждали целесообразность создания здесь собственной генерации. Электричество «с материка» подавалось с перебоями, воздушные линии подвергались обрывам, обледенениям и дополнительными сложностями, связанными с политический обстановкой. Наиболее ярким моментом в этом плане стал переход Крыма в состав России в 2014-м году. В результате диверсий на территории Украины в конце ноября 2015-го года, полуостров был полностью обесточен. Этот период, носящий наименования «крымский блэкаут», длился 197 дней и вошел в крымскую историю, наглядно продемонстрировав необходимость собственных энерго-ресурсов, для обеспечения которых и были взяты в работу злосчастные турбины Siemens, обернувшиеся для России международным скандалом и дополнительными санкциями.

Из рассказа о начале блэкаута жительницы города Керчь:

«Когда внезапно погас свет, новорожденный сын находился в реанимационном отделении перинатального центра. До спасительного запуска генератора прошли долгие 83 минуты. Мы с соседкой по палате думали — началась война. Мысли были о том, как собраться, выносить детей и куда бежать…», — рассказывает молодая мама. «В коридорах, где всегда многолюдно, вдруг стало пусто. Врачей не было - все они находились в реанимации. Там такое творилось!!! Малыши недоношенные, по 600 граммов, лежали под аппаратами искусственного дыхания, а свет вдруг погас… Врачи делали вентиляцию легких младенцам вручную. Непрерывно. 83 минуты…».

На самом деле, таких рассказов от крымчан можно услышать очень много, только диктофон подставляй. Недоделанные операции, пропавшие со связи родственники и близкие. В период блэкаута на полуострове не работали детские сады, остановились троллейбусы, свет в жилых домах давали по 4–8 часов в день, а в отдаленных районах его не было вовсе, как не было и мобильной связи…. Сейчас люди охотно рассказывают об этом, ведь бедствие удалось тогда преодолеть… Однако для любого слушателя очевидно, что впредь, хорошо бы, чтоб такие ситуации не просто не повторялись, а не могли бы быть в принципе. Для этого сейчас необходимо оперативное строительство электростанций, квалифицированные специалисты, финансирование и техническое обеспечение, в т.ч. модернизированные турбины Siemens. Все составляющие кроме турбин обеспечила Российская Федерация и, казалось бы, в Siemens должны гордиться, что их оборудование используется на благо. Ведь диверсии, которые признала даже Украина, могли привести к реальной гибели людей.
Однако, немецкая компания вместо того, чтобы всячески способствовать реализации проекта, давать ценные консультации и искать новые решения проблемы не просто ставит палки в колеса, но устраивает судилища и прочие непотребные с точки зрения морали действия. Ведь политика политикой, а отсутствующее из-за диверсий электричество в Крыму вредит явно не лично Путину. Почему так происходит? Может быть в компании с мировым именем Siemens работают злобные маньяки, которые ненавидят рожениц, у которых на свет появляются недоношенные дети? Или они испытывают извращенное удовольствие, наблюдая со стороны, как какой-нибудь инвалид из Ялты мерзнет на улице, не имея возможности вернуться в квартиру из-за обесточенного лифта? Почему это вообще может происходить?

Есть известная истина: кто владеет информацией, тот владеет миром. Так что же случилось с информационными потоками, что мир стал столь однобоким и каким-то даже уродливым? Более того, на самом деле и сами Siemens попали, ведь и они должны оправдываться перед мировым сообществом!

Что случится в благополучной Европе, если какому-нибудь собачьему питомнику вдруг отключат воду? Не за неуплату отключат, а просто выпишут постановление, согласно которому бедные животные останутся без доступа к воде в принципе? Уверена, что ситуация не останется незамеченной массой СМИ и найдется куча-мала партий любителей четвероногих, которые устроят демонстрации, пикеты и камня на камне не оставят от репутации того, кто это постановление выписал. Так почему же не было никаких пикетов, когда Северо-Крымский канал развернули в море для того, чтобы три миллиона людей остались без пресной воды? Мир молчит. Удивительно, что еще не нашлись производители насосов из Европы, которые бы подали иск в суд из-за того, что их насосы используются в Крыму для того, что бы дать людям выжить. Где же те европейские журналисты, которые так кичатся своей независимостью и свободой? Почему они не интервьюируют тех, кому привезены злополучные турбины?

Глядя на все эти метаморфозы, невольно приходит мысль, что либо наш мир в одночасье сошел с ума, либо международная журналистика умерла…