Девять снарядов в одну воронку

Утром 15 июня украинские СМИ облетела новость, чрезвычайно взбудоражившая умы тех, кого все мы еще год назад считали братьями и соотечественниками. Информация о том, что жители Донецка пикетируют здание собственного правительства, словно огонь по степи разнеслась по просторам украинского интернета. Искрящие злорадством заголовки появились прежде, чем закончился митинг. Некоторые – кажется даже раньше, чем он начался. Однако скандала не получилось. Несмотря на единичные провокационные выкрики из толпы, жители района, на троллей «не повелись», а вместо этого четко и внятно сформулировали, кто виноват и, что делать.

«26 мая прошлого года Украина нанесла авиаудар по нашим районам, с тех пор нам нет покоя. В нас стреляли из вертолетов и самолетов, но никто не хочет об этом слышать. Нас садистски убивают по сей день. Сейчас пока мы на митинге, по нашим домам снова ведется огонь, несколько уже горят».

«Мы хотим заставить карателей убраться с нашей земли. Мы хотим мира, а кровавый убийца Порошенко должен рассчитаться за все. Придет время, и он будет наказан за геноцид русского населения. Я не хочу его смерти, но хочу, чтобы и его семья испытала то, что испытываем сейчас мы. Этот страх, этот ужас за жизнь своих детей, стареньких родителей… Я думаю, что он услышит нас, если его дети будут чувствовать то же, что чувствуют наши дети».

«Честно говоря, у меня нет доверия к переговорам в Минске. Украинские чиновники не стесняясь говорят на телевизионном шоу, что если мы высказали на референдуме свое мнение, мы должны быть убиты. Говорят открыто, бесстыдно, на глазах у миллионов. Киев не хочет мира. Единственный способ прекратить обстрелы наших районов – это военная операция. Мы гражданские люди и мы хотим, чтобы военные ДНР позаботились о нас. Захарченко и его генералы должны принять решение. Нужно выгнать отсюда ВСУ. Только это может принести реальный мир, а не бесконечные разговоры о нем».

Эти народные формулировки не порадовали украинских «правдолюбов». Компания по засветке мероприятия в украинском эфире как-то очень быстро свернулась и скуксилась. А наш корреспондент тем временем посетил многострадальный Октябрьский район, обстреливаемый карателями каждый день каждый час, и побеседовал с его жителями.

«Каждое утро, я просыпаюсь вчетыре часа и начинаю считать снаряды- 26, 27, 28... У нас под обстрелами гибнут птицы.Собаки бегают наполовину обгорелые…», - рассказывает женщина лет сорока пяти. А мы идем по улицам, где цветущие сады и украшенные гроздями спелой черешни деревья окружают руины, оставшиеся от некогда уютных домиков.

«Говорят, что два снаряда в одну воронку не попадают, - говорит Елена, представитель общественного движения «Женсовет», когда мы проходим мимо многоэтажного здания с чернеющими дырами на фасаде - в этот дом снаряды попадали девять раз. Нет ни воды, ни газа, но люди вынуждены жить здесь». Согласно поверью, господь Бог бережет тех, кто помогает людям в сложной ситуации. Чтобы хоть как-то поддержать бедствующих жителей, Елена с коллегами занялась работой с «гуманитарщиками», которые адресно завезли в район помощь около полутысячи человек. Как только помощь была роздана, артиллерийский снаряд попал в подъезд, где проживают представители «Женсовета». Невероятным образом, при полностью разрушенных квартирах, все проживающие в них люди остались живы, отделавшись лишь синяками и порезами. Это своеобразное и редкостное везение для этих мест.

Под непрекращающиеся звуки канонады мы продолжаем движение по району. Когда звуки взрывов приближаются проходящие жители дисциплинировано отходят с открытой части улицы в тень, в места, где есть хоть какое-то укрытие, которое защитит от осколков, если упасть на землю. И как будто в насмешку мы видим названия улиц: ул. Прессы, ул. Радянська… Все меньше вокруг уцелевших строений. Где-то недалеко от печально известной улицы Стратонавтов к нам навстречу выходят двое мужчин солидного возраста классической внешности. Накаченные, несмотря на возраст, бритоголовые…

Корр.: Здравствуйте, нам только что говорили, что здесь остались только те, у кого нет денег, чтобы выехать. Но вы не похожи на людей, у которых нет денег…
- Со средствами у нас все нормально, но здесь наша земля и дом. Почему мы должны бросать все это? Если понадобиться, мы будем это защищать…

Корр.: Не страшно жить под обстрелом?
- После того как на твоем дворе разрываются четыре снаряда от града, страх куда-то уходит. Остается желание встретить незваных гостей…

А дорога все дальше и вот уже за могилами разрушенного кладбища виден разоренный Свято-Иверский монастырь. Навстречу, средь расстрелянных могил, словно призрак, движется по пожилой человек в светлой одежде. Кажется, он не замечает ничего вокруг, не замечает выстрелов…

Нот нет, он видит нас: «Мы сейчас находимся на линии огня. И я отвечаю за ваши жизни. Я проведу небольшую экскурсию, потому что самим вам ходить опасно – местность заминирована». Мы идем дальше, и он неспешно рассказывает о двух похороненных на этом кладбище своих сыновьях и жене. Это семья военных людей – он сам бывший военный, его сын воевал в Афганистане и был тяжело ранен. Сейчас они продолжают воевать, вернее с ними, с мертвыми продолжают воевать украинские каратели. Непосредственно в место захоронения украинские снаряды попадали уже дважды. Мужчина приходит к разоренным могилам каждую неделю.

А жители поселка Октябрьский просят мир остановить войну. Они делают все, чтобы их услышали. Они все еще надеются и верят, что мировое сообщество и правительство ДНР попытаются защитить их. Александр Захарченко вышел к митингующим, а позже провел брифинг, на котором ответил на все вопросы. Жители обстреливаемых районов рассказали, что он попросил их потерпеть еще неделю. Что ж, подождем и мы…

Анна Мохова
http://novopressa.ru/

Видео по теме:

Жители пос. Октябрьский митингуют в центре Донецка

 

Захарченко на костылях успокаивает митинг в Донецке