Странный суд над Анной Мамаенко

«Фондом помощи журналистов имени Михаила Бекетова» оказана помощь Анне Мамаенко, в рамках реализации проекта «Защита прав журналистов, пострадавших в результате своей профессиональной деятельности».

Анна Мамаенко - журналист, поэт, автор стихотворений на острые социальные темы. Является лауреатом целого ряда профессиональных премий и наград. Работала внештатным корреспондентом в газетах «Кубанские новости» и «Комсомолец Кубани». Основала и возглавила в Краснодаре литературно-театральную группу «Пункт Приема», в составе которой участвовала в концептуальных поэтических спектаклях и перфомансах. В 2006-2007 становится автором цикла статей, где с резкой критикой выступает в адрес тогдашнего главы муниципального образования города Краснодар Владимира Евланова с описанием нелицеприятных фактов. Сейчас Аня, уже несколько лет работает корреспондентом общероссийской научно-популярной газеты «Тайное и явное». Политики она касается мало, однако неожиданные события прошлого года дают повод сомневаться в том, что старые публикации прошли бесследно.

Год назад, поздно вечером возвращаясь домой после сдачи номера в печать, Анна подверглась нападению двоих неизвестных. Подробно ход событий описан в статье «Странное дело Анны Мамаенко». Суть упомянутого дела проста: в результате нехитрых процедур, пострадавшая очень быстро превратилась в обвиняемую, а неизвестные даже не посчитали нужным скрывать свою принадлежность к силовым структурам. Другими словами, оказалось, что это Анна напала на мужчин и нанесла повреждения их автомобилю, который был задет в процессе потасовки. Причем, нагромождение незначительных фактов столь абсурдно и раздуто, что невольно приходится искать причины возникновения уголовного дела за его рамками.

При подробном ознакомлении с материалами дела, юристы «Фонда помощи журналистов имени Михаила Бекетова» столкнулись с еще более удивительным судебным разбирательством. Согласно постановлению суда, Мамаенко А. И. обвиняется в умышленном повреждении чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему. Не нужно быть дипломированным юристом, чтобы понять, что при такой формулировке необходимо обосновать как минимум две позиции – наличие умысла, т.е. объяснить, ЗАЧЕМ журналистка ЗАРАНЕЕ задумала преступление? И, собственно, «значительность» ущерба. То есть установить его СУММУ.

Все попытки юристов найти доказательства осознанного замысла преступления девушкой в деле потерпели сокрушительное поражение. Сама же Анна не признала не только наличия умысла, но и факт самого преступления. В ходе судебного разбирательства были внимательно изучены свидетельства пострадавших и их мысли по этому поводу. При этом доводы подсудимой и ее защитника волшебным образом вообще не получили оценки в приговоре. Похоже, то ли в спешке, то ли по лености, почтенные судьи забыли о презумпции невиновности. Ведь не обвиняемый должен доказывать свою невиновность, а обвинение обязано доказать вину и опровергнуть доводы защиты.

Вслед за этим стоит ли говорить, что в нашем законодательстве очень четко прописана процедура оценки нанесенного ущерба. В случае с нашей журналисткой к ее выполнению отнеслись, мягко говоря, невнимательно. В итоге, использование документа, представленного в качестве экспертного заключения о причиненном ущербе и его размере квалифицированным юристам представляется не допустимым...

После изучения подробностей дела, и последующего судебного разбирательства, от лица осужденной Мамаенко Анны Ивановны «Фондом помощи журналистам имени Михаила Бекетова» была составлена апелляция в Первомайский районный суд г. Краснодара. В ней аргументированно изложена просьба об отмене приговора и полном оправдании обвиняемой. Ответ пока не пришел, но это тот случай, когда время играет не на пользу обвинения.

Анна Мохова