О пролетевших олимпийских днях и «птичьих» правах журналистов в Рио

Олимпийские игры – это всегда праздник. Праздник для всех их участников, включая тех, кто выполняет там трудную работу: для спортсменов, для волонтеров, для судей. Это безусловный праздник для гостей, приехавших поболеть за свою страну. И праздник для тех, кто принимает игры, которые несомненно впишут хозяев события во всемирную историю. А, как известно, жалобы во время праздника – признак дурного воспитания и занудства.

Летние Олимпийские игры 2016 проходят в столице Бразилии Рио-де-Жанейро с 5 по 21 августа. Работы, выполненные для того, чтобы событие состоялось, поистине фантастические. Несмотря на невероятные сложности, которые словно нарочно испытывали бразильцев на прочность – и вирус Зика, и экономический кризис, и  импичмент президенту Дилме Русеф - 5-го августа торжественное открытие тридцать первых Олимпийских игр в Бразилии произошло.

Отдельно стоит упомянуть, что это первые Олимпийские игры, проходящие в Южной Америке, вторые в Латинской Америке после Олимпийских игр 1968 года в Мехико и первые с 2000 года, проходящие в южном полушарии. На Олимпиаде разыгрывается рекордное количество комплектов медалей (306) и принимают участие рекордное число стран (206), в том числе Косово и Южный Судан - впервые.

Прибывшие на Игры спортсмены расселены в свежеотстроенной олимпийской деревне, а состязания, проходящие в новых или обновленных спортивных объектах, заканчиваются традиционным ликованием победителей. Представители прессы, не являются  здесь центром внимания, хотя от них, безусловно, зависит многое. То, что условия работы журналистов в солнечном Рио-де-Жанейро, оставляют желать лучшего, стало понятно еще за пару недель до открытия игр. Заголовками о том, что «Спортивных журналистов в Рио поселят на «священном кладбище рабов» пестрели мировые СМИ в начале двадцатых чисел июля. По заверениям профессора истории Папского католического университета Рио-де-Жанейро Роджерио Рибейро: «Журналистам фактически придется спать на могилах невольников». Массовое захоронение чернокожих рабов обнаружено археологами возле церкви Сан-Гонсалу в 2000 году, рядом с местом развернутого строительства. Потомки рабов, считающие эту землю священной, обвинили подрядчиков в разрушении исторических памятников и неуважении к памяти их предков. Они неоднократно пытались получить эту землю в собственность, однако попытки не завершились ничем, а однажды утором сюда заявились люди со строительным инвентарем и принялись рушить постройки и пилить вековые деревья, чем вызвали массовые протесты жителей. Нужно ли говорить, что и новые, хоть и временные жильцы, симпатий у жителей не вызывали.

Впрочем, обычно, «не так страшен черт, как его малюют». Представители прессы расселены по разным точкам, что правда тоже не вызывает оптимизма. Так сотрудники российских СМИ, прибывшие в Рио-де-Жанейро, чтобы освещать Олимпийские игры, столкнулись с особенностями бразильского гостеприимства сразу по прибытии. Журналистов заселили в гостиницу без стен. В номерах отеля под названием «Рай» отсутствует фронтальная стена, рассказал телекомментатор Владимир Иваницкий. Ничто не предвещало неожиданностей, пока ребята не прошли вглубь номера. Перед глазами открылась панорама внутреннего «райского» двора. И перегородки между номерами – это обычные листы гипсокартона, накрытые целлофаном для защиты от дождя. Учитывая свой самый различный опыт, представители наших СМИ не дрогнули и решили пожить в спартанских условиях, однако на следующий день после заселения у одного из них украли все вещи, кроме зубной щетки. Воры сложили все, что нашли у репортера в его же чемодан и растворились с «добычей». По словам того же Иваницкого, жить в комнате без стен неприятно, но найти сейчас в Рио подходящее жилье просто невозможно. После случая с воровством журналисты, покидая отель, все самое ценное забирают с собой.

Не лучшим образом складывается работа в сказочной Бразилии и для тех, кто все же рискнул поискать жилье «во вне» олимпийских кварталов. Так, для спецкоров интернет-ресурса «Чемпионат» силами редакции было снято жилье в трехэтажном пентхаусе, на первой линии Атлантического океана. Казалось бы, поехали за счет издательства на Олимпиаду в Рио-де-Жанейро, что может быть увлекательнее? Остается делать свою работу, выдавая блестящие репортажи, прославляющие победы наших спортсменов. Но есть один нюанс. Фотограф-спецкор Мария Плотникова, которую в том числе пригласили освещать от «Чемпионата» олимпийские будни живет в разных странах Южной Америки уже шесть лет. И Маша рвется домой, в Россию, называя простую причину: «Мне надоело чувствовать себя дичью». Ее коллеги, прожив в Рио всего неделю, стали понимать, что она имеет в виду. Приходится все время быть начеку. Оглядываться, оценивающе смотреть на приближающихся людей, прятать аккредитацию в сумку, чтобы не было видно чужака, а фотоаппарат буквально привязывать к рюкзаку специальными креплениями, чтобы не вырвали. В среднем, чтобы добраться до любого олимпийского объекта, ребята тратят на дорогу от полутора до двух часов. Соревнования проходят до позднего вечера на разбросанных по территории спортивных объектах, и возвращаться приходится в одиночку по темному городу, что неприятно и чревато нежелательными приключениями.

Для справки из статистических данных: в более чем 200-миллионной Бразилии убийство, в среднем, совершается каждые 15–20 минут. Иногда в сутки убивают до 100–120 человек. В целом же число погибших от рук преступников во всей стране во много раз превышает людские потери во многих современных вооруженных конфликтах – от 20 до 40 тысяч в год. Власти крупнейших городов: Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Ресифе и Сальвадора, действительно сделали много для борьбы с преступностью. В том же Рио за последние 10 лет преступность, в целом, официально сократилась на 55 процентов. Однако для безопасной Олимпиады этого явно недостаточно. Кроме того, если уровень самых тяжких уличных преступлений, убийств, разбоев и изнасилований снизился, то уровень краж и грабежей, наоборот, за те же 10 лет вырос почти вдвое. В Рио-де-Жанейро в прошлом году было зафиксировано около 50 тысяч таких преступлений.

Поэтому, когда журналист в одиночку движется по ночному городу, а в рюкзаке у него ноутбук, фотокамера и телефон, то он не просто дичь, а очень жирная дичь. Причем, проблема эта отнюдь не только российских журналистов. Рассказы о никудышной работе олимпийского транспорта, о крайней непунктуальности организаторов в плане времени проведения состязаний и отсутствии волонтеров на положенных местах давно стали притчей во языцех. По словам одной из журналисток: «Соревнования по пляжному волейболу на Копакабане заканчиваются глубокой ночью. Мы вынуждены возвращаться домой очень поздно. Остановки официального транспорта, следующего из этого не самого благополучного в криминальном отношении района, находятся в отдалении от стадиона. Более того, сами автобусы приходят туда, как правило, раз в час и с большими опозданиями». «Женщинам стоять на остановке особенно страшно - нас охватывает дикий ужас, когда мы видим где-то неподалеку группы молодых людей, праздно шатающихся по Копакабане в поисках приключений. А волонтеров, которые должны быть на остановках постоянно, уже и след простыл». На одной из пресс-конференций оргкомитет Олимпиады признал ненадлежащее отношение к своим обязанностям многих волонтеров, которые покидают место работы и ходят на соревнования, пытаясь туда попасть бесплатно, но сами волонтеры только разводят руками, когда представители СМИ пытаются выяснить причины такой безобразной работы олимпийского транспорта. Между тем, на Копакабане жертвой грабителей стал уже не один журналист, и риск остаться без вещей для стоящих ночью на остановке представителей прессы более чем реален. Однако с учетом того, что до начала игр полицейские предупреждали, что не смогут полностью обеспечить охрану порядка, журналистам приходится более рассчитывать на себя, чем на правоохранителей. Поскольку из-за кризиса, здесь даже госслужащие месяцами не получали зарплату, то опасность ограблений возросла. А поскольку, отнюдь не журналисты являются героями этого праздника, то исправлять ситуацию никто не спешит, более заботясь о безопасности спортсменов.

Даже история, которая стала бы сенсационной в любой другой стране, как-то незаметно «замылилась» и потеряла актуальность, а ведь есть повод для реального беспокойства.

Вечером 9 августа в Рио-де-Жанейро неизвестные напали на автобус с журналистами и обслуживающим персоналом Олимпийских игр в центре города. Автобус ехал со стадиона Деодоро в главный олимпийский пресс-центр. Находившиеся внутри автобуса журналисты услышали громкие хлопки, похожие на выстрелы из пистолета и упали на пол. При этом осколки разбившегося стекла порезали корреспондента белорусского спортивного издания «Прессбол» Артура Жоля и одного из волонтеров. По словам Артура, он не уверен, чем именно были разбиты стёкла — камнями или пулями из пневматики, однако «все говорят, что это пуля». Впрочем, представители МОК оперативно заверили присутствующих, что это были камни, возможно даже природного происхождения. Слышанные же журналистами хлопки, по-видимому, являются лишь массовой галлюцинацией.

Фотограф Press Association подчеркнул, что после выстрелов автобус остановился и все легли на пол. «Люди начали кричать, что нужно ехать дальше, а через пару минут у нас был полицейский эскорт». Его фотографии после события дают повод усомниться в заверениях МОК.
Стоит ли после этого говорить, что на сообщение о том, что 16 августа автобус с журналистами, на высокой скорости боком протаранил несколько машин и дорожные ограждения вообще мало кто обратил внимание. Ведь в этот день разыгрывалось 17 комплектов наград, а Евгений Тищенко и Давид Чакветадзе взяли золото в нелегких поединках. Да и в автобусном салоне ведь никто из присутствующих серьезно не пострадал...

Самое обидное в происходящем, что и читателям и зрителям совершенно наплевать, каким образом и с какими приключениями журналисты добираются на соревновательные объекты – это детали их личной биографии. Ведь не в «горячей же точке» они находятся. Кажется, что сама постановка вопроса о ненадлежащих условиях работы унизительна, поскольку сильно портит праздник. По крайней мере, страницы интернет-пространства переполнены насмешками над представителями прессы, сделавшими попытку привлечь внимание к своим злоключениям. Таким образом, наверное, журналисты, работающие в 2016 году в Рио-де-Жанейро оказались самыми бесправными среди тех своих коллег, которым посчастливилось освещать Олимпийские игры. Остается лишь пожелать ребятам, чтобы негативных приключений в оставшиеся дни стало меньше.


Анна Мохова