Меня судят за то, что я вызвала журналистов

Вот уже без малого 8 месяцев меня судят за то, что я вызвала в свою деревню журналистов телепрограммы «Вести Москва», чтобы страна знала о том, что творится в нашей деревне. Судят в результате оговора руководителя городского поселения Михнево Ступинского района Подмосковья Лескова В.Е. (кстати, генерала), в которое входит моя деревня Сидорово. Судят без предъявления хотя бы каких-то доказательств. А инициаторы суда даже ни разу за это время не явились в суд. Даже не дали подписки о том, что предупреждены об ответственности за дачу ложных показаний.

Если бы мне еще год назад сказали, что такое возможно со мной, я бы не поверила, т.к. никогда не нарушала законов. Хотя я всегда была социально восприимчивым человеком и всегда обращала внимание на людей с плакатами – понимала, что не просто так они выходят на акции.

Но вот стало такое возможным, когда в мою деревню пришла беда в виде коммерсантов из «О’кей» с их планами построить на месте нашей деревни огромный распределительный центр для своей сети. И вот уже за год нашу деревню не узнать: вместо наших прудов и леса, то есть всего того, что должно быть в деревне, сплошные терминалы.

Компания «О’кей» пришла в нашу деревню как захватчик, просто потому, что наша деревня – идеальное место для логистических целей – 55 км от МКАД, с одной стороны федеральная трасса «Дон», с другой – Старое Каширское шоссе, и еще две железные дороги недалеко.

Мы, жители деревни, до последнего не знали ничего об их планах – вся операция по оформлению продажи с потрохами нашей деревни прошла в строгой тайне от нас, а руководители Михнево лгали до последнего, что никакого капитального строительства в деревне не будет. Лгали, чтобы протащить еще одного инвестора с его терминалом на землю деревни. А всего их у нас уже четыре на одну маленькую деревню. Настоящая Деревню превратили в промзону в самом буквальном (а не в фигуральном) смысле.

Уничтожена лесополоса, пруды. Положенной по закону «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» санитарно-защитной зоны в 100 метров между распределительным центром и жилыми домами, просто нет. Уничтожение естественных водоемов нарушило водный баланс территории – участки жителей заболачиваются (по весне долго стояла вода), а в настоящее время в колодцах пропала вода. Противопожарная ситуация такова, что если вспыхнет пожар на складах распределительного центра, то вся деревня сгорит, ведь к жилым домам пожарной машине даже невозможно будет проехать.

Мы стали проводить акции, приглашать журналистов. В деревню приезжали журналисты телеканалов «Россия-1», «Москва-24», «ОТР», «Подмосковье». О проблемах маленькой деревни писали газеты «Новые Известия», «Подмосковье», Региональные Вести» и другие издания. Всё это очень не нравилось местным чиновникам.

А после того, как на митинге 2 марта в Михнево жители Сидорово потребовали отставки руководителей местного и районного самоуправления как лиц, виновных в значительном ухудшении условий проживания в Сидорово и нарушении прав граждан, а также направили в адрес губернатора петицию с подписями жителей, началась настоящая травля.

Для начала в местной прессе глава депутатов Михнево Вагин назвал нас бандеро-фашистами и написал, что сделает «всё, чтобы земля горела под нашими ногами». Московский областной суд, правда, не позволил ему этого. В результате хождений по судам, мы добились опровержения и даже компенсации за моральный вред. Сколько сил и нервов это стоило… Но это было необходимо: ради памяти наших отцов и дедов мы сделали все, чтобы суд наказал депутата Вагина за его клевету. Ведь в центре нашей деревни стоит памятник, на котором 38 фамилий сидоровцев (наших фамилий), только погибших на этой войне.

В это же время в марте – апреле на меня завели административное дело по ст. 20. 2 якобы за проведение несанкционированного митинга , и быстренько передали дело в суд.

Поводом для возбуждения административного дела послужили съёмки сюжета «Частный бизнес душит деревню Сидорово» в программе «Вести Москва», вышедшего в эфир 11 марта.

Методы открытия административного дела местными правоохранителями очень не похожи на законные процессуальные действия. 3 апреля я обратилась в ОВД «Михнево» с заявлением о распространении в районе клеветнических листовок. Но в полиции я сама была подвергнута жесткому прессингу, в ходе которого правоохранители пытались устроить мне незаконный допрос с подставными понятыми, насильно удерживали меня в кабинете и хватали за руки. Для меня это закончилось вызовом скорой помощи и больничным, а через несколько дней меня положили в больницу из-за скачков давления. Так михневские полицейские, как выяснилось позже, пытались составить протокол об административном правонарушении. Только я тогда даже не поняла, о чем речь.

Это не помешало правоохранителям передать дело в Ступинский суд, где 7 мая судья Сотников Н.А., не обращая внимания на мои доводы и на показания свидетелей из Сидорово, а также «не заметив» многочисленных процессуальных нарушений при открытии административного дела, признал меня виновной в организации незаконного митинга и оштрафовал на 20 тыс. рублей.

Никакого митинга я не организовывала, разумеется. Вся моя «вина» заключается только в том, что я пришла на встречу с журналистами, дала интервью и ушла. Разумеется, деревенских жителей собралось много (сработало сарафанное радио) и всем было, что сказать телевизионщикам.

При рассмотрении дела в Ступинском суде судья также не учел многочисленные процессуальные нарушения, допущенные при возбуждении в моем отношении данного дела. Так, я не была извещена (не только своевременно, как положено нормами КоАП РФ, а вообще ни в каком виде), мои объяснения не приложены к протоколу, протокол не предъявлялся мне на подпись.

Позднее, 18 июня, Мособлсуд отменил это решение Ступинского городского суда. По заключению судьи Мособлсуда Бирюковой, ни материалы дела, ни показания свидетелей не содержат сведений о правонарушении. Но было указано на процессуальные нарушения. Дело вновь было передано в Ступинский суд.

Таким образом, начался новый виток моих мытарств по данному делу. На этот раз Ступинский суд, видимо, обидевшись за честь мундира, поставил вести данный процесс Председателя Ступинского городского суда Бондарева А.В. В общей сложности в августе – октябре он провел три заседания.

Судья Бондарев с самого начала исходил из признания моей виновности, так он для себя решил. Например, несмотря на то, что моя вина еще не доказана, а Московский областной суд отменил обвинительное решение Ступинского суда, судья Бондарев в ходе процесса постоянно называл меня правонарушителем. В протоколах всех судебных заседаний, с которыми я ознакомилась, я также фигурирую только как «правонарушитель».

Кроме того, судья Бондарев отклонял мои многочисленные ходатайства о вызове в суд Главы Михнево Лескова В.Е., его подчиненных Поломаренко Л.В. и Потемкина А.А., несмотря на то, что именно на основании их заявлений и объяснений было возбуждено это административное дело. Сами они 10 марта на встрече жителей деревни Сидорово с прессой не присутствовали, свое мнение составили только из сюжета, а из него никак не следует, что я являюсь организатором митинга и что это вообще митинг. Бондарев так и не вызвал в суд и представителей полиции Михнево, несмотря на то, что дело было заведено с грубыми процессуальными нарушениями. Я не могла им задать вопросы для всестороннего исследования обстоятельств. Ни разу за 8 заседаний они в суд не пришли. Хотя в решении судьи Бирюковой Мособлсуда написано замечание, что свидетели обвинения Лесков, Поломаренко, Потемкин и другие даже не были предупреждены об ответственности за дачу ложных показаний.

Эти люди не озаботились тем, чтобы привести в судебных заседаниях доказательства моей виновности. Ведь за все восемь заседаний не было предоставлено ни одного доказательства и ни одного нового факта. Почему суд исходит из моей виновности? Почему я должна доказывать, что не виновна, если обвиняющая сторона не приводит никаких фактов? Более того, судья Бондарев А.В. 1 октября 2014 г. после окончания судебного слушания заявил, что я буду ходить в суд до марта, пока не истечет срок давности. А если я хочу закончить судебную волокиту, я должна признать, что митинг был, и тогда меня назначат не организатором, а участником, и таким образом, штраф будет меньше. Об этом имеется диктофонная запись. Из всего этого я делаю вывод, что председатель Ступинского суда Бондарев был заинтересован в исходе судебного процесса и действовал в интересах чиновников Михнево и коммерсантов из “O’кей».

Сотрудники полиции Михнево также не потрудились собрать интересующие их сведения о якобы о митинге в оговоренные законом сроки, при составлении протокола о правонарушении не побеседовали даже с людьми, присутствующими на встрече с прессой 10 марта. Но сейчас, когда дело приняло новый оборот, они вновь пошли на нарушение закона, чтобы добыть нужные им доказательства спустя более чем полгода после события. Они начали опрашивать жителей деревни обо мне. Однако, полиция не может просто так прийти и расспрашивать о вас вашего соседа – это возможно по закону в рамках оперативно-розыскных мероприятий, например, если поступил сигнал, что вы экстремист, к примеру. Я вынуждена была написать заявление в прокуратуру о нарушении моих прав.

Позже на заседании суда выяснилось, что это судья Бондарев дал полиции такое поручение – опросить народ и найти «кого надо». Его поручение (не определение даже! а поручение полиции) содержится в материалах дела. То есть судья ищет доказательства за одну из сторон. И это вместо того, чтобы заняться своим делом – объективной и беспристрастной оценкой предоставленных ему доказательств.

В итоге я дала отвод судье Бондареву за пристрастное ведение процесса и личной заинтересованности в его исходе, и он был вынужден его принять.

Бондарева сменил судья Евгений Есин, который тоже не стал вызывать никого из представителей полиции или местной администрации. Никаких новых фактов так и не появилось в деле. В итоге Есин довел предложение Бондарева до логического завершения: переквалифицировал обвинение с части 2 статьи 20.2 на часть 5, то есть признал меня не организатором, а участником, а само мероприятие посчитал не митингом, а пикетом — и 14 ноября приговорил к штрафу в 10 тысяч. Доводы, что сам протокол об административном правонарушении имеет признаки фальсификации, т.к. не содержит даже указания того, где и когда он был составлен, судья Есин пропустил.

Разумеется, я подала апелляционную жалобу и на это решение Ступинского суда. 25 декабря состоится её рассмотрение в Московском областном суде.

Я надеюсь, что дело, наконец, прекратят, т.к. никаких доказательств того, в чем меня пытаются обвинить, так и не предоставлено, несмотря на все усилия полиции и суда. Естественно – их просто нет и быть не может.

Я уверена, что все это затеяно с единственной целью – запугать жителей на моем примере и отказаться от борьбы за свою деревню. Ведь сейчас в Ступинском суде находятся два иска от нас к “O’кей” и администрации Михнево – по двум незаконным строительствам в деревне. Помимо распределительного центра в конце августа “O’кей” начал строительство стоянки перехвата для большегрузов прямо в деревне.

У нас, жителей Сидорово, есть четкое понимание, что если этот распределительный центр запустят и откроют стоянку перехвата, то для нас и наших детей это означает медленную смерть. Я уже не говорю обо всех ужасах, связанных с присутствием огромной армии гасторбайтеров на этой стройке.

Но мы живем на нашей земле законно. Мы жили здесь поколениями. А “O’кей” пришел к нам незаконно. Поэтому у нас нет другого выхода, кроме как добиваться сноса незаконных строений. Дома несчастных дольщиков сносили, когда находили заковыку в законе… пусть сносят и этот незаконно построенный огромный офшорный сарай, который они именуют распределительным центром.

Сколько денег они туда вложили, нас не интересует. Они знали, что идут на нарушение закона. А мы в конечном итоге потеряем значительно больше – здоровье и нашу природу.

 

Ради кого все это делается? Что это за компания?

Единственный (100 %) владелец сети “O’кей” — люксембургская компания O’Key Group (ранее Dorinda Holding). Среди совладельцев компании Хиллар Тедер — самый богатый предприниматель Эстонии, крупнейший спонсор праволиберальной Реформистской партии.

Реформистская партия инициировала снос «Бронзового солдата» в Таллине, а защитников памятника русскоязычная партийная газета «Таллинский вестник» назвала «мародерами и преступниками».

Также в 2012 году Ассоциация поставщиков торговых сетей Украины обвинила Тедера в мошенничестве, жертвами которого стали 20 тысяч украинцев – компания просто не расплатилась со своими поставщиками на Украине.

Вот ради прибылей таких людей уничтожается наша природа, нарушаются законы и права людей, подвергается опасности их здоровье и здоровье их детей.

22 декабря 2014 г.

Ирина Ладыгина

Деревня Сидорово гп Михнево

Ступинский район Московской области